Мистаарвим

С началом очередной интифады (волны террористических атак против израильтян и иностранцев со стороны палестинских террористов) в Израиле, к себе привлекли внимание особые подразделения, именуемые в Израиле термином «мистаарвим». Бойцы данных специальных подразделений израильской армии, полиции и иных силовых структур специально обучены и «заточены» на проведения арестов зачинщиков и лидеров беспорядков, непосредственно в гуще вражеского населения (например: во время метания камней разъярённой толпой, в районе или населенном пункте, где проживает такой террорист/экстремист и в прочих самых неожиданных для него местах. Причем, коренное отличие работы бойцов «мистаарвим» от почерка работы любых других спецподразделений состоит в том, что только мистаарвим проводят молниеносные операции по нейтрализации или пленению лидеров террора непосредственно находясь во враждебной толп в населенных пунктах противника, причем до самого последнего момента ничто не отличает спецназовцев от рядовых участников толпы или жителей враждебных территорий. Они сливаются с толпой или местным населением, являются ее интегральной частью, ничто не выдает в них «пришельцев» — ни внешний вид, ни одежда, ни поведение. Они в совершенстве имитируют во всех нюансах региональных особенностей «культурного кода».

Мистаарвим

Не секрет, что не смотря на высочайший уровень индивидуальной подготовки даже обычных солдат срочной службы сухопутных войск Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), способных выполнить широкий спектр задач: от классического пехотного боя, до полицейской или антитеррористической операции, тем не менее, для каждого вида угрозы в ЦАХАЛЕ существуют и специальные подразделения, отобранные, натренированные, экипированные под выполнения достаточно узких и чрезвычайно сложных целей и задач. К примеру, подразделение «Эгоз» предназначено для действий в ландшафте Южного Ливана против армии ливанско-шиитской террористической организации «Хизбалла». Это уникальное антидиверсионное и антипартизанское специальное подразделение, специализирующееся в том числе в маскировке. В свою очередь спецназ «Маглан» создан для выполнения наиболее сложных операций глубоко за линией фронта, который кроме всего прочего имеет на вооружении ПТУРы большой дальности (до 26 км). Специальное подразделение «Шальдаг» осуществляет целеуказания для ВВС глубоко за линией фронта, а подразделение «669» — осуществляет спасительные миссии по эвакуации пилотов, сбитых над вражеской территорией и срочной эвакуации бойцов других специальных подразделений с вражеской территории и т.п.

Мистаарвим

Однако, начиная с 80-х годов ХХ века израильское военно-политическое руководство четко осознало, что современная война ведется не только танками, ракетами, самолетами и дерзкими рейдами ВДВ и спецназа с полной выкладкой, но в первую очередь быстрыми, мобильными, хорошо подготовленными и экипированными специальными подразделениями, против лидеров (организаторов, зачинщиков и вдохновителей) террора, создающую пятую колонну в вашем тылу, или на сопредельных с границей территориях. Именно такое, гибридное сочетание, местных радикалов-террористов, которые начинают с метания камней по полицейским, военным и мирным жителям и заканчивают жестокими терактами против населения и объектов государственной инфраструктуры, при поддержке и финансировании со стороны зарубежных вооруженных формирований (будь то регулярная армия, действующая под эгидой правительства определенного государства, или же террористическая армия очередного квази-государственного образования) — именно такой формат стал доминирующим в современных локальных и региональных вооруженных конфликтах. Вот почему, одним из лучших способов избежать широкомасштабного вооруженного конфликта со своим агрессивным соседом, является своевременное выявление, локализация и арест лидеров террористических движений в собственном тылу. В Израиле, для работы против зачинщиков беспорядков в 80-е годы и позже был создан ряд специальных подразделений — в ЦАХАЛЕ — «Дувдеван» и«Шимшон» (более не существует), в Погранслужбе — «Ямас», в полиции — «Гидеоним». Данные подразделения были полностью секретны, пока в 1988 году израильские и иностранные журналисты не раскопали факты их существования. Некоторые журналисты даже утверждали, что одной из задач таких подразделений была ликвидация наиболее опасных террористов. Так, утверждают, что во время первой интифады бойцы «мистаарвим» переодевшись в арабских женщин ликвидировали лидеров террористической организации «Черные пантеры» в Шхеме, а в 1986 и 87 годах произвели ликвидацию лидеров «Исламского джихада» в секторе Газа.

Постепенно главной задачей таких подразделений стал арест наиболее активных зачинщиков беспорядков и оперативное задержание подозреваемых в террористической деятельности, в то время как подразделения также используются для рейдов и арестов лидеров террористических организаций в их логове. Слово «мистаарвим» происходит от арабского слова «Мустаараби», означавшего евреев, живших в арабских странах и не выделявшихся внешним видом в своей среде обитания.

Курс подготовки солдата армейского подразделения «мистаарвим» обычно включает общепехотный полугодичный Курс молодого бойца, 2 месяца — начальный курс антитеррора и ориентирования на застроенной местности, 4 месяца курс «мистаарвим» в течение которого бойцы проходят экспресс курс арабского языка, традиций и культурных особенностей среды оперативных действий, 1 месяц — курс узкой специализации — снайперское дело, экстремальное вождение и другое. Разведка и патрулирование дается в усеченном варианте, в то время как бойцы также учатся получать информацию в реальном времени используя сложные технические средства. В ходе подготовки бойцы мистаарвим проходят углубленное обучение и подготовку по израильскому рукопашному бою «крав мага», а также обучаются техникам работы с коротким оружием и прочим дисциплинам, необходимым для выполнения специальных боевых заданий под прикрытием в непосредственной гущи враждебного населения.

В течение курса подготовки бойцы учатся нанесению грима, а также смешиваться с арабской толпой, разучивают различные роли — боец может «быть» адвокатом, выходящим и офиса, стариком, переходящим дорогу в темном переулке арабского города, женщиной, нищим, погонщиком ослов и чернорабочим для сбора информации и/или ареста подозреваемых. Роль женщины популярна, потому, что с замужней женщиной нельзя разговаривать, роль слабоумного или сумасшедшего популярна, потому что палестинцы зачастую боятся их и некоторые верят, что это заразно, а значит, тоже не будут вступать в контакт. Работа бойцов этих подразделений может быть названа наиболее опасной, потому что они работают маленькими группами и зачастую прикрытие далеко, за километры. Один лишний вопрос, акцент или незнание малейшей детали может привести к раскрытию бойца. При раскрытии бойца можно не сомневаться, что ему задержание не грозит — толпа его линчует сразу же.

Все вышеописанные, вписывается в емкую формулу, высказанную начальником Генерального штаба Армии обороны Израиля Гади Айзенкотом — «М16 вместо Ф16».

 

Дело в том, что современные террористы прекрасно осведомлены о нормах международного гуманитарного права и красных линиях, которые современные демократические страны и их армии не могут переступить. Вот почему, террористические организации размещают свои штабы, склады с вооружением и боеприпасами, командные пункты и тренировочные лагеря в гуще мирного населения. Когда они проводят обстрелы мирных населенных пунктов из жилых кварталов, зданий, больниц и школ, они точно знают, что никакое высокоточное оружие не будет против них применено в 99% случаях, поскольку государства, в отличие от террористов соблюдают международные правила и нормы. Вот почему лидеры террористических организаций боятся переодетого в себе подобного «соседа-соратника» из секретного спецназа с маленьким пистолетом больше, чем напичканные электроникой и высокоточным оружием бомбардировщики, поскольку если от всей мощи ВВС и артиллерии их надежно защищает близость к детям или мирным жителям, то наличие замаскированного спецназа на улицах казалось — бы полностью подконтрольных и лояльных ему городов и сел, вселяет в террористов реальный страх и чувство опасности.

Какие уроки может извлечь из этого Украина.

1. Чтобы избежать большой войны, нужно иметь и своевременно применять созданные и действующие по вышеописанному принципу специальные подразделения. Причем, в отличие от Израиля, где чтобы смешаться с толпой нужно проходить специальные курсы по языку и культуре враждебного населения, в Украине такого рода подготовка требует минимальных занятий и «подгонки» личного состава под те или иные местные реалии, что при желании может освоить среднестатистический оперативник или боец ВСУ или НГУ;

2. Уже сейчас и практически без дополнительных финансовых затрат, могут быть взяты на вооружение некоторые специальные техники, задержания/нейтрализации лидеров террора. К примеру, перед вами тренировка спецназа милиции Луганской области Центром Патриот, вычисление потенциальных зачинщиков беспорядков и их арест. (На 2:57)

3. При хорошо налаженной работе в толпе и правильной координации оперативников с «силовиками» можно избежать лишних травм и потерь, как со стороны сотрудников правоохранительных органов, так и со стороны радикальных демонстрантов, многие из которых попали на данное мероприятие «за компанию», или же изначально не намеревались вступать в силовое противостояние, однако будучи втянутыми в гущу событий и «заведенные» провокаторами все же прибегли к незаконному насилию. Все это становиться возможным в том случае, если специальные подразделения полиции, Нацгвардии и иных официальных силовых структур смогут быстро, решительно и без лишнего насилия по отношению к простым участникам массовых беспорядков, точечно нейтрализовать (задержать) наиболее одиозных организатор, зачинщиков беспорядков и действующих в толпе провокаторов. В таком случае, последствия такого непрофессионализма могут оказаться плачевными не только для непосредственных участников локальных событии, но я для страны и общества в целом.

(К примеру, при правильной подготовке и адекватной современной тактике применения бойцов Нацгвардии и милиции, военнослужащие и стоящие рядом с ними журналисты и простые зеваки, скорее всего не пострадали бы в известных событиях под стенами ВР).

Так что девиз Суворова: «Не числом, а умением», остается актуальным и в эру гибридных воин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *