Олег Грек: повесть о настоящем человеке

Я не журналист, однако с завидной периодичностью мне встречаются люди, о которых хочется написать. В этом тексте пойдет речь о моем товарище, который с первых дней войны и оккупации не изменил присяге и пожертвовал многим ради этого. Знакомьтесь: Олег Грек. Олег закончил лечебный факультет Луганского государственного медицинского университета.

До начала войны в своем кабинете
До начала войны в своем кабинете

Олег, с чего все началось? Где ты был к началу войны на Донбассе?

К моменту начала войны у меня была семья в России, а я писал кандидатскую диссертацию, бывая в России наездами. Таким образом, к началу войны на Донбассе я занимал должность главврача Центра первичной медико-санитарной помощи г. Дебальцево. Мне также подчинялись амбулатории в г. Светлодарске  и  пгт. Мироновском.

Как разворачивались события в 14-ом? Кто играл ключевую роль в переходе Дебальцева под власть сепаратистов?

Читать далее «Олег Грек: повесть о настоящем человеке»

Моссад: африканские связи

Из книги-бестселлера Гордона Томаса Gideon’s Spies: the Secret History of Mossad

Глава 13: Африканские связи

Клуб «Оазис», находящийся в нескольких кварталах от достопочтенного отеля Norfolk города Найроби, долгое время был фаворитом среди деловых кругов Кении. Они могли пить всю ночь среди мрачного интерьера клуба или заказать девушку в один из номеров, после проверки ее медицинской справки, удостоверяющей, что она не страдает венерическими заболеваниями. Начиная с 1964-го в клуб начали съезжаться и другие посетители, среди которых были китайцы в костюмах для сафари, русские с бетонными лицами и люди, происхождение которых могло быть из любой страны Средиземноморья. Они приходили туда не ради холодного пива или рекламируемых клубом «самых жарких девочек Африки». Эти люди работали на разведывательные агентства, пытаясь закрепиться в Центральной Африке, где раньше имело влияние лишь британское MI6. Новички представляли Китайскую секретную разведывательную службу (CSIS), советский КГБ и Моссад. У каждой из спецслужб была своя повестка дня и каждая играла против другой. Но никто не превзошел в этом Моссад. Моссад имел в Африке около дюжины каца («кцин исуф» — оперативный офицер – примечание Ц.А.), работавших везде — от Дар эс-Салма на побережье Индийского океана до Фритауна на экваторе. Используя впечатляющее количество фальшивых паспортов, молодые и отлично подготовленные — в том числе физически — оперативники хорошо овладели основами полевой медицины и хирургии, что позволяло им выжить в буше, где бродили хищные львы и леопарды (не говоря уже о враждебных племенах). Африканские приключения Моссада начались вскоре после того, как Фидель Кастро захватил власть на Кубе в 1959 и начал экспортировать революцию за границу. Первые успехи Фиделя Кастро начались, когда его «суррогат» — Джон Окелло, самопровозглашенный «фельдмаршал» ,был «выловлен» из джунглей рекрутерами Фиделя, обучен в Гаване краткому курсу партизанской войны и отправлен захватить небольшой остров Занзибар у Восточного побережья Африки. Его огромный рост и вес — а он весил около 140 килограммов — напугали небольшой отряд полиции Занзибара, который предпочел сдаться. Армия, точнее сброд отряда Окелло, терроризировал население, чьим единственным оружием были примитивные орудия труда, которыми они собирали известные на весь мир специи Занзибара. Остров стал стартовой площадкой Фиделя для проникновения в Африку.

Читать далее «Моссад: африканские связи»

В Украине немало любителей «русского мира»

Интервью с Лилией Рагуцкой, первая часть, https://apostrophe.ua/article/politics/regional-policy/2017-05-08/v-ukraine-nemalo-lyubiteley-russkogo-mira-provokatsii-grozyat-lyubomu-gorodu—tsvi-arieli/12155

9 мая и во время конкурса Евровидение-2017 в Киеве и других городах Украины возможны провокации и даже теракты.

Читать далее «В Украине немало любителей «русского мира»»

В статье пойдет речь о границах того, что Моргентау в свое время назвал «национальная мощь». Согласно Моргентау, национальная мощь зависит от географического потенциала, ресурсов, промышленного потенциала, военной составляющей, численности населения, национального характера, морали и качества дипломатии. Однако, национальная мощь ограничена как минимум тремя парадоксами.

Три парадокса применения силы

1 Для достижения целей любой войны/кампании требуется военное превосходство. Однако, чем более амбициозные цели у военной кампании, тем более растет сопротивление противника и расклад сил меняется в его пользу.

  1. Усиление военного компонента государства наносит ущерб национальной мощи, а именно – национальной выносливости и меняет расклад национальных сил в худшую сторону.
  2. Необузданное использование сил приводит к их уменьшению, т.к. национальный консенсус и национальная мотивация – падают.

Применение силы в демократическом государстве вызывает несогласие и сопротивление. Даже в авторитарном государстве из-за применения силы иногда развивается сопротивление государственной системе, что подрывает стабильность власти.

Военная мощь сторон – субъективные и объективные составляющие

Объективная военная мощь зависит от трех составляющих: соотношение сил противника, силы союзников, сила сдерживания. Компетентным органам все три объективных составляющих не так сложно измерить.

Другая очень важная сторона, сложно поддающаяся измерению —  субъективная сторона вопроса.

Существует прямая зависимость между субъективным восприятием и важностью национального интереса и готовностью сыновей того или иного народа платить соответствующую цену.

 

Субъективная составляющая в Украино-российском контексте

Любому украинскому руководство нужно будет принимать во внимание степень единства украинского народа, которая основана на общей религиозно-исторической трактовке событий и на существующей мифологии, а также от общего видения будущего (например: в еврейской истории такое видение из пассивной фазы ожидания Мессии в активную перешло только в 19 веке с развитием сионистского движения, видевшего задачу в обретении государственности и собирании евреев в Земле Израиля). Однако в контексте Украины существует ряд вопросов, ответы на которые еще предстоит дать как ее гражданам, так и всему мировому украинству. Среди таких вопросов: Какова современная украинская национальная идея? Какие движения ее имплементируют? Каковы центры имплементации национальной идеи в диаспоре? И ряд других вопрос.

Существует также прямая связь со степенью готовности сынов украинского народа сложить жизнь за военно-политические цели Украины как государства. Степень такой готовности находится в прямой связи с «жизненностью» российской угрозы. В данном контексте можно привести в пример Израиль, где субъективная сторона вопроса всегда служила военно-политическим целям: еврейская история и национальный нарратив (угнетение, погромы катастрофы) в течение 2 тысяч лет создали совершенно особый тип национального самосознания, а высокая амбициозность арабских режимов (полное уничтожение государства Израиль) максимально укрепила евреев в понимании «жизненности» угрозы. (После тотального провала панарабской цели уничтожения Израиля, менее амбициозные декларируемые цели палестинцев – свое государство на части территории Израиля —  в результате договора Осло — сразу снизили готовность евреев Израиля платить соответствующую высокую цену – смотреть парадокс номер 1.)

В российско-украинском конфликте обе составляющие довольно слабы – нет общеукраинского национально-исторического нарратива, как и нет украинской национальной идеи, которую бы имплементировало всенародное движение на основе национального консенсуса. Вместо такого нарратива, глубоко разработанного, подтвержденного качественными научными исследованиями и донесенного до широких масс, имеем конкуренцию мифов, но не более того. Жизненность российской угрозы по отношению к украинской государственности также не воспринимается широкой украинской общественностью в качестве реальной и «жизненной» угрозы. Есть угроза уничтожения ростков национального мышления, а также угроза непревращения нескольких этнических и языковых групп в политическую нацию, т.е. есть угроза уничтожения украинской политической нации, но нет угрозы физического истребления украинского (и не украинского) населения Украины в больших масштабах (например, в машбатах геноцида или этноцида).

У национальной мотивации еще очень важное качество – именно консенсус в обществе и согласие на применение силы дают легитимацию руководству государства на ее применение. Когда такого консенсуса на применение силы – нет, то и руководство действует  нерешительно. Есть или нет такой консенсус и мотивация у украинского общества мы можем судить по многим критериям. Довольно просто сделать выводы по недавнему голосованию на выборах в территориальных общинах , где в Центральной Украине больше всего голосов  набрали партии «Наш край» и «Опоблок», которые открыто и последовательно выступают с позиций «голубей», но не как не «ястребов».

Общество решает, за что надо и за что не надо отдавать жизни своих сыновей и в этой связи местные выборы должны послужить тревожным сигналом для власти и национально-ориентированных кругов.

В общем, в демократических странах, ограничения на применение силы падает, когда угроза свободе и жизни со стороны врага возрастает. Думаю, тут можно так же сделать выводы о российской пропаганде и украинской контрпропаганде, которые во многом определяют как украинское общество воспринимает российскую угрозу. Для эффективности контрпропагандистских усилий и создания государственной стратегии по этому вопросу, руководителям очень важно понимать суть парадоксов применения силы и ее субъективных факторов.

Национальная мощь – понятие относительное, зависящее от места и времени ее применения. Важно понять, что национальная мощь государства во время конфликта прямо зависит от субъективных «границ применения силы», которые в свою очередь зависят от национальной истории и нарратива, чувства общности национальной судьбы и других факторов. Одна и та же нация или народ могут в один период истории породить великих бойцов за ее свободу и национальные интересы, в других – посредственностей, трусов или руководство не способное брать на себя ответственность за судьбу народа. Яркий пример того – еврейская история в изгнании и на своей земле. Если в 1941-43 годах евреи практически без сопротивления покорно шли на убой, то в 1948 гг и позже евреи проявили себя как отчаянные бойцы вырвавшие свою жизнь и государственность из рук многочисленных, более вооруженных  и сильных врагов .  В Шестидневной войне 1967 года евреи нанесли поразительный разгром арабским армиям, которые также практически по всем военным параметрам превосходили Армию обороны Израиля. Через 6 лет именно презрительная недооценка противника политиками и военной разведкой Израиля АМАН чуть не привела к катастрофическим результатам  в результате войны Судного дня (несмотря на точные данные о подготовке к войне предоставляемые Моссадом высшему военно-политическому руководству Израиля, довольно четко свидетельствовали о подготовке арабских режимов к войне и об огромных поставках самого современного советского оружия их армиям).  Однако, в то время политики не дали «фактам сбить себя с толку», поскольку они убедили себя в том, что войны с арабскими режимами больше не будет. Но объективная реальность оказалась явно иной, чем сладкие фантазии политиков. Израилю и его гражданам дорого пришлось заплатить за сладкие грезы политиков-фантазеров, однако в случае с Войной Судного Дня сила нации, помноженная на чувство справедливости собственной борьбы за право жить под Солнцем на своей земле и здоровый инстинкт самосохранения, привели Израиль к очередной победе. Вопрос лишь в цене победы, которая по мнению большинства израильтян кажется им неоправданно высокой, поскольку при более решительном и мудром руководстве можно было достичь тех же результатов понеся при этом значительно меньшие потери.

Точно так же следует анализировать национальную мощь любого народа и государства. Нельзя свои стратегические планы строить на недостоверных и устаревших данных и поддаваться стереотипизации противника, или же впадать в  эйфорию псевдопатриотического шапказакидательства.

Национальная мощь государства не может быть большей, чем совокупность его военной/ударной мощи и государственной выносливости, которая определена не только объективными факторами, как экономика, стратегическая глубина и численность населения, но и субъективными – мораль и мотивация.

Несколько выводов:

А) Ограничение рассматриваемых в Стратегическом бюллетене круга вопросов исключительно оборонными, является с нашей точки зрения ошибочным подходом поскольку сводит обороноспособность страны исключительно к численности личного состава и вооружения.

Б) Отсутствие концепции украинского патриотизма (но никак не национализма право-радикального толка, который не приемлем в силу ряда негативных  исторических примеров и отсутствия инклюзивных идей, способных сплотить в политическую нацию  украиноязычных и  русскоязычных этнических украинцев, а также их с проживающими в Украине национальными меньшинствами —  и русскими, крымскими татарами, армянам, евреям и т.п.).

В) Практически полное отсутствие  государственной (и любой общественной) стратегии в вопросах неформального детского образования

Г) Слабая вовлеченность многочисленной украинской диаспоры в дело построения успешного украинского государства. Острая необходимость в усилении взаимодействия украинского государства с диаспорами, их сплочение  и вовлечение в процессы реальной, а не только символической поддержки Украины.

Д) Создания современного инклюзивного национального нарратива, на основе глубоких и всесторонних объективных исследований истории, с акцентом на позитивную (а не  вечно пораженчиско-угнетенную) миссию Украины и украинцев в мировой истории.

Е) Поощрение здоровой инициативы во всех сферах общественной жизни, от культуры и экономики, до армии.

Ж) Построение иновационной модели развития государства, общества и оборонного сектора.

 

Только смелая модернизация экономических , политических, военных и иных аспектов национальной жизни на принципах инклюзивности , позволят Украине в ХХІ веке укрепить свою национальную мощь и рационально использовать ее во благо государству и ее гражданам, принимая во внимание 3 вышеуказанных парадокса национальной мощи согласно Моргентау.

Инцидент 17 марта.

Боеголовка кинетического поражения системы Хец-3
Боеголовка кинетического поражения системы Хец-3

17 марта произошел интересный случай. Впервые за 20 лет Израиль разрешил к публикации факт использования ракеты ПРО «Хец».

17 марта ночью, 4 израильских F15, пролетев над Ливаном с юга на север вошли в воздушное пространство Сирии, нанеся удар по, судя по всему заводу, построенному Ираном в Сирии и производящему ракетное вооружение для Асада и Хизбаллы (другая версия – склады ракетного вооружения армии Асада) в районе города Хомс примерно в 200 километрах от Израиля. Сработало сирийское ПВО, вероятно С-200. Все самолеты спокойно вернулись на базу, а сирийская ракета С200 была сбита системой Хец-2 над чужой территорией. Это довольно круто, когда израильское ПРО может сбивать сирийское ПВО НАД чужой территорией на приличном расстоянии от израильской территории. Получается, что системы израильского ПРО обеспечивают для израильских истребителей свободное небо над Сирией.

Читать далее «Инцидент 17 марта.»