Национальная безопасность: немногие против многих. И. Таль.

Из главы 9: Теория построения сил и их использования.

Военная теория Израиля строилась на предположениях, что оперативный и организационный опыт Армии обороны Израиля в Войне за Независимость (1948) не будет самодостаточен в будущих войнах, а также, что арабы готовятся к новым войнам и их военная мощь будет возрастать. Было ясно, что Израилю нужно будет постоянно вкладывать усилия и корпеть над тем, чтобы Цахаль был качественно лучше, а также чтобы количественное превосходство арабов не намного увеличивалось. Аксиомы «Немногие против многих» и экономическое положение Израиля заставили государство строить армию по принципу «милиции» (нерегулярных вооруженных формирований), потому что не было у Израиля возможности содержать большую регулярную армию. Основатели придавали огромное значение концепции национальной безопасности, а не военной силе нетто. Они знали, что придется инвестировать много ресурсов в образование, здравоохранение, прием репатриантов, поселение, развитие пустыни Негев и улучшение общественных услуг и инфраструктуры. Конечно, они придавали высшее значение развитию военной мощи, однако предполагали, что бюджетный дефицит будет большой и государство не сможет вкладывать достаточно усилий для должного развития вооруженных сил. Существование и свобода будут достигнуты с помощью смелости и мужества, находчивости, сообразительности и готовности к самопожертвованию молодежи. В положении, когда нет ни малейшего шанса обеспечить количественный баланс сил между Израилем и его врагами, судьба его будет зависеть от его качественного уровня. Потому что, из всех составляющих силы и военной мощи, самый важный — качественный.

Теория национальной безопасности приняла за принцип, что даже в худшем случае, если все арабские страны объединятся и смогут неожиданно и одновременно напасть на Израиль, Цахаль должен быть способен отразить и такую атаку. Такой случай в Теории национальной безопасности назывался «Любой случай».

У Израиля нет стратегической глубины. Его территория мала и в современной войне представляет из себя скорее глубину оперативную, а не стратегическую — с территориями, захваченными во время Шестидневной войны или без них (в ходе Шестидневной войны Израиль увеличил свою территорию более чем в 3 раза, однако после соглашений с Египтом отдал Синайский полуостров, оставив Иудею, Самарию и Голаны — примечание мое). Лишь когда Израиль владел Синаем, у него была стратегическая глубина на юге. Жизненно-важные израильские стратегические центры и направления — всего лишь оперативные цели с точки зрения арабской оффенсивы. Т.е. Даже короткие оперативные ходы противника подвергают опасности существование Израиля и противник не стоит перед задачей расчета и управления ряда наступательных операций и ему не требуются просчитывать этапы стратегического маневрирования.

«В области же военного искусства Израиль полагается на преимущество «внутренних линий», позволяющих перенос усилий и центров давления между ТВД на севере, юге и востоке, на помощь Еврейского народа в любом случае и на качественное преимущество в человеческом материале. в развитии науки и технологии. Все это позволяет свести на нет количественное преимущество арабов.
 
Качественное преимущество также заключается в моральном превосходстве: Израиль воюет за свое физическое существование, Израиль находится под угрозой: он преследуем и гоним и он единственная сторона конфликта, которую другая хочет уничтожить физически, поэтому у него есть национальное право обороняться, а значит все что он предпринимает для собственной безопасности не нуждается в доказательствах. Покамест Израиль воюет за право на существование физическое, эти моральные аспекты являются частью качественного преимущества Израиля.
 
Согласно военной доктрине Израиля, войны навязаны ему и посему являются войнами оборонного характера. Глубокое понимание израильским обществом данного факта породило в израильском обществе широкий консенсус, ярую мотивацию, и шаблон национального поведения «человека-воина», особо характеризующего
молодое поколение.
 
Другой качественный аспект — народная армия — армия резервистов, которая свидетельствует о качестве израильского общества. Если сила мотивации бойцов происходит из нужды, из факта, что они бьются за физическое и национальное выживание, то сила израильского общества — умение использовать все ресурсы, мобилизовать их и сконцентрировать их в военном усилии, происходит из и благодаря качеству «человеческого материала».
 
Принцип надлежащего использования ресурсов обязывает государство качественно использовать на сто процентов все человеческие ресурсы общества, даже во время воин ограниченного характера Израиль использует это свойство тотальных широкомасштабных воин.
 
В ИЗРАИЛЕ ВЕСЬ НАРОД — АРМИЯ (выделение мое) и все национальные ресурсы используются во время военного конфликта.
 
 
Израильская армия состоит в основном ИЗ РЕЗЕРВИСТОВ. Весь народ — армия. В МИРНОЕ ВРЕМЯ КАЖДЫЙ ВОЕННЫЙ ЗАНИМАЕТСЯ СВОЕЙ ПРОФЕССИЕЙ (примечание мое: кто там смеялся над фотографами, пусть посмеется над одной из сильнейших армий мира в которой большинство военных — гражданские и наоборот, и сравнит с украинской чисто профессиональной армией образца до 14 года и профессиональными генералами, с которыми они в ГШ в десны лобызаются, профессиональные военнные возможности которых оказались в 2014 в нулевой готовности и все таки корректнее лучше молчать про фотографов в этом случае.) Таким образом Израиль, по отношению солдат к количеству населения имеет одну из самых больших армий в мире.
….
Конечно, нерегулярная армия является антитезой профессионализму. Но вместе с этой слабостью существуют и преимущества. С точки зрения профессионализма регулярная армия может превосходить народную, однако, с точки зрения мотивации, народная предпочтительнее.
 
К примеру, мобильность, с точки зрения регулярной армии это результат уровня материального и технологического обеспечения и профессионализма, а с точки зрения иррегулярной армии это результат мотивации, инициативы, дерзости, мыслительной гибкости и способности к импровизации, т.е. состояния сознания. Народная иррегулярная армия может быть в этом совершенной и быть гораздо сильнее армий профессиональных, в КОТОРЫХ СРЕДИ ИДУЩИХ В АТАКУ РЯДОВЫХ НЕ СЛУЖАТ ЛЮДИ ВЫСОКООБРАЗОВАННЫЕ, ЛЮДИ СВОБОДНЫХ ПРОФЕССИЙ, УЧЕНЫЕ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ (вопрос мой — какую контрактную армию сегодня создает Украина? Почему мотивированные уходят?) В отличие от этого, в Израильской армии на всех уровнях и специальностях есть люди таких профессий и социальных срезов общества. Представители технологических, ученых и культурных элит находятся во всех видах войск и на всех уровнях Израильской армии. В результате этого, средний уровень настоящей народной армии, на каждом уровне, выше аналогичного уровня армии регулярной»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *